А. Избыточная мотивация, не находящая применения

Часто избыточная мотивация возникает из-за несоот­ветствия между состоянием мотивации субъекта и обстоятель­ствами, которые не позволяют ему действовать.

а) Избыточная мотивация перед действием: волнение. В тех случаях, когда человек сильно заинтересован в каком-то труд­ном деле, мотивация мешает ему отвлечься и думать о чем-то другом. Он испытывает волнение или тревогу, которые выра­жаются в возбуждении и неприятных вегетативных реакциях. Создается впечатление, будто неиспользованная энергия выли­вается в эмоциональные разряды. Чаще всего волнение прохо­дит, как только субъект начинает действовать.

б) Избыточная мотивация после действия. Жане (1928) при­водит случай с одним альпинистом, который поскользнулся и покатился в пропасть. Когда ему удалось удержаться и выйти к скале, где ему больше не угрожала никакая опасность, его ох­ватила сильная дрожь. «Сердце, — рассказывал альпинист, — час­то билось, тело покрылось холодным потом, и только тогда я испытал страх, какой-то ужас». В газете недавно сообщалось о случае с киноактрисой, автомобиль которой занесло на поворо­те и он перевернулся на бок, актрисе удалось вылезти через окно автомобиля невредимой, после чего она упала в обморок!

К подобным случаям можно отнести и поведение учащихся в момент публичного объявления оценок {или — что лучше — ког­да они узнают об оценках из списков, поскольку социально эта

ситуация менее тягостная). Одни хлопают в ладоши, обнимаются, кричат от радости. Они приняты. Другие бледнеют, а некоторые даже плачут. Эти провалились. Характер эмоции зависит от ре­зультата, но причина в обоих случаях одна и та же. Ожидание вызывает энергетическую мобилизацию, которая не находит вы­хода. Она проявляется в эмоциональных реакциях, природа ко­торых зависит от ситуации в целом. Те, кто был свидетелем пе­ремирия в ноябре 1918 г., помнят шумные, возбужденные тол­пы, наводнившие улицы городов и сел. Напряжение окончилось, больше не надо было себя сдерживать. Простейшую форму та­кого поведения можно найти у младенца. Свободное движение является источником различных видов возбуждения, и легко ус­тановить, что у ребенка «с легкостью движений рождается ра­дость» (Wallon, 1949). Ребенок часто смеется при купании или когда он передвигается по своей кроватке. Однако, как говорит Валлон, «встречаются люди, у которых работа вместо удовлет­ворения их потребности в активности вызывает раздражение. Их темперамент таков, что движение вызывает больше энергии, чем нужно для его совершения, и не устраняет те установки, которые оно порождает... Такие люди торопятся упредить собы­тия, они беспокойны, без подготовки включаются в действие... не располагая достаточными двигательными и интеллектуальными возможностями, выражают свое беспокойство и бессилие в раз­дражительности и гневе».



Как утверждает Валлон (1949) на основании наблюдений Ин-сабато (1921), источником некоторых эмоций, в том числе радо­сти, может быть легкое щекотание. Возникающее состояние про-приоцептивного возбуждения выражается в безудержном сме­хе, который может перейти в рыдания, если это возбуждение является чрезмерным и спазматические реакции разрядки ста­новятся болезненными.

Такой тип эмоции лежит в основе большинства игр детей (а также взрослых). Принцип их состоит в том, чтобы создать уме­ренно напряженную ситуацию, порождающую, как правило, чув­ство легкого страха; когда он снимается, это вызывает прият­ную эмоциональную разрядку. Таков принцип игр, вкоторых дети пугают себя, чтобы посмеяться затем над своим страхом. Таков же принцип напряженного ожидания в спектаклях. Берг­сон говорил, что смех возникает из-за несоответствия действи­тельного хода событий тому, что обычно ожидают. Это высказы­вание можно интерпретировать, согласно нашей схеме, следую­щим образом: реакция на что-то необычное, не вызывающее страха и не влекущее за собой активных действий, выражается

в смехе. Разве не то же самое утверждал Фрейд, рассматривая смех как механизм защиты? Возбуждение .субъекта находит свое выражение в смехе раньше, чем оно станет мучительным.

Последние случаи относились к эмоциям радости. Горе, со­стояния скорби подчиняются аналогичным законам. Часто пос­ле кончины близкого человека социальные обязанности, много­численные хлопоты требуют мобилизации энергии и как-то от­влекают. Однако в последующие дни, когда потеря является еще живой раной, достаточно иногда незначительного повода, чтобы сдерживаемое горе прорвалось в рыданиях. •


a-place-where-nobody-is-too-many.html
a-po-soderzhaniyu-oleinovoj-kisloti-olivkovoe-maslo.html
    PR.RU™